Почему не любят Церковь

Анатомия ненависти или Почему некоторые люди ругают Церковь

«На берегу реки доярка доила корову, а в воде отражалось все наоборот».

(Из школьного сочинения)

В этом материале мы попробуем разобраться, почему некоторые люди ругают православную Церковь и за что они ее ненавидят. Но вначале нужно определиться с самим кругом проблемы, то есть понять, какие проблемы Церкви — реальные, какие — выдуманные и где граница между справедливым и ложным представлением о современной церковной жизни.

СЛАБОСТИ ЛЮДЕЙ ЦЕРКВИ

Есть довольно простые законы человеческого восприятия реальности, которые вам объяснит любой грамотный психолог. Они заключаются в том, что чем у человека больше зависимостей, страстей, тем его восприятие реальности дальше от трезвого, объективного. И соответственно, наоборот. Отсюда следует, что православные люди смотрят на вещи гораздо более трезво, чем нецерковные. Поскольку церковные люди (в общей массе) успешно борются со своими зависимостями, страстями, а нецерковные люди (опять-таки в среднем) безудержно предаются различным страстям и зависимостям — алкоголь, наркотики, курение, интернет-зависимость, ТВ-зависимость, игровая зависимость, любовная зависимость, разврат и так далее.

Так вот, будучи людьми сравнительно внутренне свободными (от зависимостей) и трезвыми, мы прекрасно отдаем себе отчет обо всех недостатках, нестроениях, которые имеют место в Церкви.

Во-первых, мы видим, как много плохого в нас самих, рядовых прихожанах и не совсем рядовых церковных деятелях — публицистах, проповедниках и пр. Нам не хватает главных христианских качеств — любви и смирения. Нередко мы видим, что какой-то нецерковный человек подает многим из нас пример мирного и доброго отношения, а порой даже самоотверженности.

Во-вторых, мы понимаем, что среди священников и епископов есть недобросовестные и корыстолюбивые. (Епископы — это значит, архиереи, от епископа до патриарха).

И, несмотря на это, мы уверены, что наша православная Церковь — святая. Почему? Потому, что мы — зомби?

Да нет же, как раз потому, что мы — относительно трезвые люди, имеющие возможность видеть суть вещей.

Что касается первого: идея о том, что все прихожане Церкви должны быть безгрешными ангелами, может придти только в очень грешную голову. Только человек, который никогда не смотрел в зеркало и не пробовал бороться со своими собственными грехами, может думать, что стать святым при желании можно достаточно быстро. Попробуйте сами отказаться хоть от одной дурной привычки — например, привычки осуждать или привычки злословить или смотреть ТВ, если вы его смотрите, — и вы увидите, как это трудно. Для тех, кто не обладает подсобными орудиями Церкви, — практически невозможно.

Кто дал вам право требовать от других людей той святости, к которой вы сами не сделали и маленького шага? Даже Христос не требует от нас святости, Он лишь призывает к ней и дает путь к ней.

Евангелие и Церковь никогда и никому не обещали мгновенного исцеления от слабостей. Они дают нам все необходимое, чтобы мы увидели себя такими, какие мы есть, со всеми своими недостатками, и постепенно преодолевали свои пороки, продвигаясь вперёд по пути к любви. Недостаточно один раз в жизни, в момент крещения, решить стать хорошим. Выбор между добром и злом каждый из нас делает сотни раз в день. Причастность к Церкви не лишает нас свободы выбирать между слабостью и силой, мы остаемся совершенно свободными людьми. И поэтому, естественно, каждый добивается в своей личной, индивидуальной борьбе бòльших или меньших успехов в зависимости от свойственных нам интеллекта, воли, решимости и других качеств. Кто-то может, будучи членом Церкви, даже деградировать. Борьба с грехом — это настоящая война с абсолютно реальным и очень сильным противником, в существование которого, вы, впрочем, не верите, но это ваша проблема, не наша. Так или иначе, в любой войне есть победители, есть пленники, есть раненые и погибшие. То же самое и в духовной войне.

Мы, православные христиане, очень часто сравниваем свою Церковь с больницей. Мы, люди больные грехом, приходим сюда, чтобы исцелиться. В отличие от обычной больницы, здесь гораздо больше зависит от нас, пациентов. Но, как и в больнице, здесь одни выздоравливают, а другие умирают. Но так или иначе, здоровых здесь нет — все больные.

И вот представьте, заходит в эту больницу один хромой, горбатый, вонючий и сопливый и начинает тыкать в больных пальцем и зажимать нос от вони их ран: «Фу, да у него же туберкулез! Посмотрите, какая мерзость — нога в гипсе! А у этого вообще инсульт, он под себя ходит! Да они все больные тут!» Конечно больные, это же больница!

Спросите, а где же те, кто выздоровел абсолютно, на 100%? Абсолютное здоровье — это цель, к которой мы только стремимся. И тот, кто подошел к этой цели очень близко, обычно либо сам становится врачом, либо оканчивает земной путь, на котором много радости, но много и страданий, и переходит туда, где страданий уже нет, а радости неизмеримо больше.

При этом вы совершенно напрасно считаете себя здоровым. Здоровым считает себя только тот, кто никогда не был у врача. Это хорошо известная закономерность: чем хуже человек живет, тем лучшего он о себе мнения. Причина этого в том, что от грехов черствеет совесть и теряется трезвое восприятие реальности. Поэтому нередко случается, что приходит в храм на первую в жизни исповедь старуха 75 лет, у которой за плечами одних только абортов штук 10-15, и не может вспомнить ни одного греха.

Может, все еще непонятно — зачем тогда Церковь, если и внутри ее и вне ее все больные? Очень просто. Важен вектор изменений. Человек от рождения может быть очень хорошим, но если он живет вне Церкви, то в большинстве случаев он с течением жизни деградирует, как жиреет тело человека, который не занимается спортом. И наоборот, человек от рождения может нести в себе груз многих пороков, но, трудясь над собой в Церкви, с течением времени он в значительной степени преодолевает эти пороки, обретает любовь. И если сравнить первого и второго человека в конце жизни, никогда не подумаешь, что начинали свою жизнь эти люди совершенно по-другому.

А поверхностный наблюдатель сравнивает этих двоих, скажем, в 30 лет и делает вывод, что люди в Церкви ничем не лучше, а может, даже и хуже, чем обычные атеисты.

Для нас, церковных людей, это все очевидно как дважды два, потому что все это мы видим на примере своей жизни. Мы видим множество своих недостатков. Они открываются нам постепенно, это как раскопки древнего города. Мы боремся с ними и видим, как это трудно. Мы видим, как мы слабы, как ненадежны. Два шага вперед, шаг назад. Но с течением времени мы убеждаемся, что определенный путь вперед все-таки пройден. Злобы, обиды, ропота, ненависти в сердце стало куда меньше. А терпимости, любви — больше. И даже лицо стало добрее. У очень многих православных людей, кто не вел в детстве церковной жизни, лица в зрелом и пожилом возрасте становятся светлее и красивее, чем в молодости.

Получается, падая сами и давая в этом себе отчет, мы уже не удивляемся тому, что падают наши братья и сестры радом с нами. А что тут, действительно, странного?

Более того, скажу тем, кто думает, что вот раньше Церковь была хорошая, а сейчас испортилась. Нынешнее состояние церковных людей в среднем гораздо лучше, чем, скажем, в XIX веке. Да, количественно в XIX веке в России было больше церковных людей, но качество, интенсивность их духовной жизни была ниже. В то время люди исповедовались и причащались всего лишь раз в год, и из духовных книг читали только Евангелие, другие книги не были изданы или были мало доступны. Сейчас же церковные люди причащаются раз в месяц и чаще (это принципиальный момент), и очень многие читают книги святых отцов, глубоко понимая законы духовной жизни, ведут очень внимательную и правильную работу над собой.

Второе, насчет корыстолюбия священников и архиереев.

Во-первых, даже благодать священства или епископства не отнимает у человека свободы ошибаться, не избавляет от необходимости постоянной, неустанной борьбы, той самой войны с грехом, которую ведут все христиане. Поэтому в слабостях и падениях священников и епископов для нас тоже нет ничего удивительного. На любой войне ранят и убивают не только рядовых, но и офицеров.

Представьте себе: 1943 год, Великая Отечественная, линия фронта. Немецкий снайпер убивает нашего полковника. И тут какой-то русский солдат решает: раз даже полковника убили, значит, и война наша неправедная, и армия наша слабая; значит, правда на стороне немцев. И перебегает на сторону немцев.

Как можно назвать такого солдата? Наверно, он не только дезертир, но и просто дурак. Однако многие ненавистники Церкви, считающие себя умными, рассуждают на уровне этого солдата.

Во-вторых, мы-то знаем священников не по блогам, а лично. (Я, например, за 15 лет в Церкви и множество поездок познакомился с 30-40 священниками.) И мы, воцерковленные люди, знаем, какие они в подавляющем большинстве своем хорошие люди. Да, не святые. Но все-таки успех практики христианской жизни в личностях священников — налицо. В них есть та любовь, душевная сила и красота, к которой мы все стремимся. И кстати, то, о чем я говорил выше, — внешняя красота, благообразие, как следствие красоты душевной, тоже проявляется в них более чем очевидно.

В-третьих, мы знаем место священников и архиереев в Церкви. У людей, наслушавшихся клеветы на Церковь, складывается ощущение, что, мол, Церковь — это церковное начальство. А прихожане типа рабов, которые работают для обогащения этого начальства. Ну, это, мягко выражаясь, выдумки. У нас самих совершенно другое понимание.

Священники, по моему личному ощущению — это наши слуги. Недаром роль священников и архиереев определяется как «служители Церкви». Так оно и есть. Мы хотим — что-то жертвуем на Церковь, не хотим или не имеем — не жертвуем. И независимо от этого священник проводит для нас церковную службу, принимает у нас исповедь, причащает. А как он оплачивает электричество, ремонт храма, хор и другие нужды, если мы ничего не жертвуем, — это его трудности. Он же наш слуга, мы не обязаны этим интересоваться. Если у нас нет средств, священник обязан бесплатно совершить для нас и те обряды и таинства, за которые обычно священнику жертвуют деньги — крещение, венчание, отпевание.

Но что самое удивительное, священник — это не какой-то мучимый нами унылый раб. Это такой слуга, который горячо предан нам, хотя мы для этого ничего не сделали. Не случайно многие люди (которые впервые приходят в храм) боятся попросить священника о беседе. Они не понимают, с какой стати этот чужой человек должен уделять им полчаса-час своего времени, как они смогут ему отплатить. Они испытывают неловкость, потому что не встречали подлинного бескорыстия за пределами храма, да еще и, быть может, слышали бредни про «ЗАО РПЦ».

Но в большинстве случаев оказывается, что, если священник не обещал отдать это время кому-то еще, он беседует с этими незнакомыми людьми и проявляет большое участие к их жизни, их горестям. Не говоря уже о случае, когда к нему обращается известный ему прихожанин его храма. Он знает его имя, помнит обстоятельства его жизни, молится за него.

Для атеистов это должно выглядеть либо сказкой, либо каким-то коварством, либо безумием. На самом деле, если вникнуть в суть, тут нет ничего нелогичного, неестественного. Если обычный человек отвечает перед Богом за свою душу и отчасти за души своих детей, то священник отвечает еще и за души своих прихожан. И большинство молодых мужчин, выбирающих для себя стезю священства, сознательно идёт служить Богу и людям. А силы откуда? Настоящее доброе дело обязательно дает силы, радость и еще бòльшую любовь. Так что, помогая прихожанам в их духовной жизни как слуга, священник испытывает и радость за них, и удовлетворение от добросовестного исполнения своего долга.

Поэтому очень часто, когда стоит выбор: уделить время своей семье или кому-то из прихожан, священник выбирает второе. Ведь работа священника — это не работа, а служение.

Что касается архиереев, их мы знаем меньше. Но поскольку архиереи — начальники и организаторы работы священников, значит, и они наши служители.

К чему я это все? Атеистам представляется, что архиереи и священники — это Церковь, а прихожане — работают на Церковь. И поэтому недостатки архиереев и священников — недостатки Церкви. На самом деле, все наоборот. Церковь — это все миллионы прихожан и тысячи священников, но священники и архиереи — это лишь наши слуги, служители Церкви и Бога.

Мы называем нашу Церковь Святой, потому что во главе ее Христос; ее учение — Евангелие — истинно, и весь строй церковной жизни, учение святых отцов Церкви помогают нам идти к святости, что подтверждено жизнями тысяч православных христиан, которые стали святыми.

Чем отличается здоровая, честная критика церковной жизни от клеветы? Наверно, тем, что честный критик не желает зла. Он хотел бы увидеть проблему объективно и помочь ее разрешить с помощью своей критики. А клеветник, злопыхатель — это тот, кого не интересует правда, и его слова в адрес Церкви имеют целью ее уничтожение, либо гибель тех людей, которые могли бы спастись с ее помощью.

Нападки злопыхателей чаще всего абсолютно бессодержательны. Они вне всякого смысла бросают бредовые фразы, не содержащие никакой информации, которую можно было бы всерьез рассмотреть и опровергнуть, но облепляющие сознание читающих, как дёготь — ворота, типа «ЗАО РПЦ», «ага, "сестра" патриарха», «жирные, корыстные попы», «Церковь — часть государства», «попы на мерсах» и так далее. Честные критики приводят хотя бы некое подобие фактов и связные рассуждения.

Эта статья адресована тем нецерковным людям, которые хотели бы быть честными, не быть злопыхателями и клеветниками. Которые хотели бы созидать, а не разрушать. В первую очередь статья адресована русским, потому что эта тема наиболее касается их. Ведь от судьбы Русской Православной Церкви зависит, быть русским и России или нет. Ничего другого, что бы делало русских русскими, сплачивало их и делало сильными, у русских не осталось. Да, впрочем, никогда и не было.

Я думаю, что среди тех русских, кто ругает Церковь, много людей неравнодушных, у которых болит душа за состояние Родины, за народ. Именно такими, неравнодушными, людьми мне хотелось бы быть услышанным. Для меня такие люди даже более интересны, чем «биомасса», которая думает только о своем материальном благополучии и удовольствиях, хотя при этом нередко указывает в анкетах себя православной, носит крестик на груди, но не посещает храм.

Итак, давайте рассмотрим причины того, почему некоторые люди плохо говорят о православной Церкви.

 

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ

Психологические причины нелюбви некоторых людей к Церкви — это, скажем так, причины вынужденные и чисто внутренние. Ничего плохого такому человеку Церковь не сделала, но есть некоторые моменты в жизни и в душе человека, которые буквально берут в плен его сознание и вынуждают его в обход здравого смысла (который как бы отключается в этот момент) ненавидеть Церковь и ее членов.

 

Причина первая. Кризис доверия

В наше время человек сталкивается с таким количеством лжи, какого, наверно, не было в истории человечества еще никогда. Промывка мозгов стала профессией огромного количества людей. Миллионы журналистов, пиарщиков, блоггеров и интернет-наемников борются за наше сознание и подсознание, чтобы внушить нам позитивное или негативное отношение к тем или иным людям, явлениям, объединениям. Главы государств и политики теперь сплошь являются не самыми яркими и достойными личностями, как это бывало в прошлом, а пустословами, которые занимаются исключительно самопиаром. Спортсмены и люди искусства, которые всегда были примером и вели человечество к идеалам мужества и добра, теперь очень легко переходят в категорию политиков, то есть подлецов и лжецов. Найти в колоссальном потоке информации, который обрушивается на нас, хорошего человека или достойное объединение людей так же трудно, как алмаз в песке подмосковной реки. Все, за что ни возьмись, рассыпается и оказывается вовсе не тем, чем казалось в первый момент.

Естественно, все это воспитывает в нас недоверие. Это адекватная защита психики от безумия, психика стремится сохранить стабильную систему координат. А какая будет система координат, если принять за добро то добро, которое на поверку оказывается злом? Поэтому недоверие — совершенно нормальная реакция на агрессивную информационную среду. Ничему не доверять на слово, все проверять — самая здоровая в психологическом отношении позиция.

Но, к сожалению, оснований для психологического и психического здоровья в современном обществе очень мало. Число психологически «не сохранных», как выражаются психологи, и психически больных людей растет с ужасающей скоростью. И поэтому не удивительно, что очень многие люди не задерживаются на этой золотой середине, а уходят в другую крайность — крайность отрицания и осуждения всего и всех, без попыток разобраться и исследовать явления. «Все плохо, все плохие» — таково жизненное кредо этих унылых людей. И чем более светлым кажется внешне какое-то явление, тем более необходимо для них увидеть его черным. Ведь если белое и на самом деле окажется белым, это в корне разрушит их представление о мире! А каждая система стремится к стабильности. Поэтому такие люди с жадностью хватаются за любую какашку, швыряемую в православную Церковь, подносят ее к лицу, вдыхают вонь и с удовлетворением говорят: «Я так и думал!»

 

Причина вторая. Сладость злословия

Люди, пострадавшие от первой причины, могут даже ничего плохого и не говорить, а только молча отчаиваться в своем сумрачном внутреннем мире. А есть люди, для которых злословие всего и вся или почти всего превратилось в страсть. Это особенно заметно во всех массовых блогах в интернете, которые, наверно, более чем на 50% заполнены руганью и осуждением, так что даже некоторые из самих блогеров восклицают: «Люди! Почему вы такие злые?». Жутковато бывает смотреть на то, как практически любое сообщение на общественно-политическую тему вызывает вакханалию почти сплошной злобы длиной в сотни постов.

У злословия я вижу две причины, внешнюю и внутреннюю. Внешняя причина та, что наше общество и власть, действительно, находятся в ужасающем состоянии, в состоянии разложения, самоуничтожения и порабощения внешними враждебными силами. Это видят все, и всех неравнодушных людей это очень огорчает. Но некоторые люди поверили в то, что Церковь является чуть ли не частью государства. Хотя на самом деле, Церковь — явление совершенно другого рода. И дипломатический паритет патриархии и власти — это всего лишь необходимое условие выживания Церкви. Но те, кто не понимают этого, ненавидят Церковь заодно с чиновниками-коррупционерами.

Однако это лишь внешнее, повод. Внутренняя причина в том, что у очень многих людей присутствует комплекс неполноценности. Конструктивные люди идут по пути преодоления своих комплексов. Деструктивные пытаются утолить свою внутреннюю боль за счет того, чтобы увидеть неполноценным все вокруг, особенно то, что кажется гармоничным. Если все высокое вокруг сделать низким, глядишь, сам окажешься на высоте? Да, злословие — это болезнь закомплексованных людей.

 

Причина третья. Страсти, зависимости.

Главная из психологических причин того, что часть людей не любит Церковь, даже как-то побаивается ее — это страсти и грехи. Страсть (на психологическом языке — зависимость, на бытовом — дурная привычка) — это нездоровое, чрезмерное пристрастие к чему-то, а грех — поступок, вызванный этой страстью. Мера здорового и нездорового проста. Когда человек ставит что-либо выше любви — это уже чрезмерно, это уже страсть. Например, страсть корыстолюбия — это когда человек любит деньги больше, чем людей, а вытекающий из него грех — кража или взятка. Блудная страсть — это когда человек ставит секс выше любви, а грех блуда — это измена жене или добрачная интимная связь.

Психологи говорят, что «структура сознания определяется структурой деятельности». Проще говоря, мы подстраиваем свое мировоззрение под то, как живем («бытие определяет сознание»). Например, профессиональный вор действительно верит в то, что имеет моральное право лишать богатых людей собственности. А преступник, который длительное время сидит в тюрьме, часто усваивает воровской закон, по которому он имеет право использовать в сексуальном плане гомосексуалистов и других ничтожных в его глазах людей, но сам при этом гомосексуалистом в своём мнении не является.

Соответственно, все наши грехи деформируют наши мироощущение и мировоззрение так, чтобы оправдать эти грехи. Поэтому естественно, что чем сильнее у человека страсти, чем больше грехов, тем труднее ему поверить в то, во что верит Церковь. Недаром все святые отцы православия четко говорят: причина неверия — грех.

Это очень просто и понятно. Допустим, человек живет в сожительстве. У него есть выбор. Первый вариант — поверить в Бога, принять учение Церкви — и либо мучиться от сознания своего греха, либо разорвать привычную связь и налаженный быт. Второй вариант — поверить, что с Церковью что-то не так, значит, и учение ее не много стоит, — и ничего не менять. Естественно, что второе гораздо легче. А большинство людей выбирает самые легкие пути.

Чем более злокачественные и сильные страсти у человека, тем более вероятно встретить его в рядах клевещущих на Церковь. Так, например, одними из самых ярых противников Церкви являются гомосексуалисты. Об этом нельзя не сказать, потому что эта прослойка выдает на горà весьма значительную долю общей массы антицерковных помоев. Гомосексуализм совершенно определенно порицается в Библии, будучи определяем как страсть и грех. А опыт троллинга по защите своей мнимой нормальности у гомосексуалистов огромный. В России они уже успешно теснят нормальных людей, обвиняя их в изобретенной ими же «гомофобии», а в безумном «цивилизованном мире» дотроллились до того, что там уже не только разрешены гомосексуальные «браки», а в 2012 году в Дании даже законодательно обязали протестантских священников венчать эти чудовищные браки. Как вам это понравится: государство обязывает по идее отделенное от него религиозное сообщество кощунствовать над своими же священнодействиями? Так что знайте, чьи сплетни вы передаете, когда ругаете Церковь, и кто поддакивает вам, когда вы это делаете.

* * *

У внимательного читателя может возникнуть вопрос: если деятельность определяет сознание, то как же наше сознание может измениться к лучшему? Как страстный человек может стать добрым? Закомплексованный — уверенным в себе? Унылый пессимист — радостным оптимистом?

Если считать, что мы всего лишь потомки обезьян, живущие по законам эволюции, то есть по законам джунглей, то, наверно, никак. Для изменений нет предпосылок.

Но мы люди, в нас есть что-то, имеющее нематериальную природу, что-то божественное. И это божественное мешает нам быть удовлетворенными только лишь на основании того, что мы одеты и сыты, или даже очень богаты. По законам эволюции с нами все в порядке, нам ничего не угрожает. А по законам человеческой души очень даже не в порядке. Есть неудовлетворенная потребность в бескорыстии, в любви, в добре, в том, чтобы быть совершенными внутренне. И когда это божественное достучится до человека, он может захотеть узнать мировоззрение, которое противоречит его нынешней жизни. А узнав, может захотеть принять его. И тогда он вступает на трудный, но радостный путь насилия над своими страстями. Теперь уже не его страсти являются для него основой действий, а то мировоззрение, которое он принял душой, и которому теперь ужè стремится соответствовать жизнью…

К чему эта неожиданная проповедь? К тому, что если вы обнаружили у себя одну из перечисленных выше причин, это не значит, что эта причина будет в вас всегда. Вы можете измениться.

Вот тем, о ком мы будем говорить дальше, измениться куда труднее.

 

ВРАГИ И ИХ НАЕМНИКИ

У Русской Православной Церкви есть и вполне сознательные противники, враги, сознательно стремящиеся максимально ослабить ее в своих корыстных целях, как они их понимают. И когда эти враги пишут в блогах, они вовсе не представляются, кто они есть, пишут на русском языке, подписываются Иванами и Петрами. И настоящие Иваны и Степаны принимают их за своих.

 

Сатанисты

Почему сатанисты ненавидят Божию Церковь, наверно, говорить не нужно: именно потому, что она Божия, а не «ЗАО РПЦ».

Из множества различных сатанистских течений в России и на Украине самым массовым является неоязычество (одна из его разновидностей — родноверие). Ненависть к Богу и добровольное подчинение сатане так же безумны, как ненависть сына к любящей матери. И вызывает еще большее безумие. Все, кто общался с неоязычниками, знают, насколько эти люди неспособны к логическому мышлению, полностью отрицают историческую науку и лингвистику, доверяя лишь бредовым сочинениям своих идеологов вроде Трехлебова и его последователей. Второстепенная часть верований неоязычников заключается в почитании «языческих богов», то есть — в православном понимании — демонов. Основная же часть их веры заключается в ненависти к Православию.

У ученых волосы дыбом встают от разбора неоязыческих сочинений, и мы не будем вдаваться в перечисление этих нелепостей. Существенно то, что неоязычники довольно многочисленны, очень активны в интернете, и за их ностальгическим обликом русоволосых юношей и девушек в русских холщовых рубашках прячется совершенно нерусская черная ненависть к Православию, доходящая порой до гораздо более опасных и жестоких действий, чем клевета в блогах.

Вот одна из типичных неоязыческих картинок, выражающая их мечтания:

 родноверы

Одним из рупоров неоязычества, кстати, стал некогда хороший юморист Михаил Задорнов, который ввиду своей необразованности чрезвычайно вдохновился лингвистической стороной неоязыческих книжонок и даже на своих концертах стал промывать мозги слушателям бреднями про «славь-явь-правь» и т.д. (кто слышал, тот понимает, о чем я).

 

Иудеи

Современные иудеи ненавидят православных потому, что православные признают Христа тем мессией, ожиданием которого проникнут весь «Ветхий завет». А сами иудеи, отвергнув Иисуса, ждут другого мессию, который больше подходит их чаяниям, и который, по мнению православных авторов, окажется на самом деле не кем иным как антихристом. (Есть еще так называемые «мессианские евреи» — евреи, которые признают Христа мессией, но число таких незначительно и они не играют существенной роли.) А это для иудеев заноза почище, чем отрицание холокоста.

Среди иудеев очень много людей умных, богатых, изобретательных, продвинутых в IT-технологиях, прекрасно владеющих русским языком, поэтому они ведут тайную войну с русским Православием на всех фронтах. Кстати, и в неоязычестве первую скрипку играют именно евреи, спрятавшиеся за славянскими кличками — Лев Прозоров (он же Озар Ворон), Александр Хиневич (он же Патер Дий, он же Хур Дыев) — и «выносящие мозг» русским глупцам и невеждам. С чисто еврейской изощренностью заправилы неоязычества подогревают ненависть своих адептов к Православию на основе того, что якобы христианство — вера не русская, а «жидовская».

 

Геополитические противники

В январе 2012 года петербургский священник Константин Пархоменко написал в своем блоге о разговоре со знакомым офицером ФСБ, по словам которого «в Россию поступили большие деньги для оплаты заказных статей, дискредитирующих Русскую Православную Церковь, епископат и особенно Патриарха Кирилла». По намеку офицера стало понятно, что деньги поступили из США.

И довольно скоро стало очевидно, что эти деньги действительно работают. Как черт из табакерки, в первые же месяцы 2012 года возникли истории про часы патриарха, квартиру патриарха, Pussy Riot, полилась небывало мощным потоком грязь в русскоязычных блогах в адрес Церкви и ее представителей — и вот уже полгода продолжается эта вакханалия, не утихая.

Если все это искренне, где все эти люди были раньше? Да, всегда было много людей, которые ругали Церковь по перечисленным выше причинам. Но почему число статей в продажных газетках и чисто враждебных комментариев в блогах вдруг мгновенно удесятерилось? Что, люди вдруг стали такими безумными, что забыли о том, какой ущерб лично им наносят их реальные враги — воровская власть и прикормленные ею олигархи, которые грабят их, кавказские бандиты и мафиози, которые убивают их на улицах, — и, вдруг, как по мановению волшебной палочки, распознали своего главного врага в лице Русской Православной Церкви, которая удочеряет, усыновляет младенцев-отказников этих ругателей, бесплатно излечивает их детей от алкоголизма и наркомании, утешает в смерти близких и других горестных ситуациях?

Трудно поверить в такую дезориентацию. Это действительно деньги, и действительно большие. Но зачем это нужно американцам?

Есть вещи, которые нормальному человеку действительно трудно понять. Зачем Гитлеру было завоевывать Европу? Зачем Европе нужно было бомбить Сербию или устраивать хаос в Ливии? Зачем американцам везде совать нос своей армии, превращаясь в террористическую державу, нарушившую множество международных норм? Но независимо от того, вполне ли мы понимаем мотивы уличных хулиганов или международных террористов, какие-то мотивы у них есть. У США есть какие-то мотивы желать России деградации и распада. Разоружение России и развал российской армии проводятся американцами очень успешно через господ Путина и Сердюкова. Но зачем же им компрометировать нашу Церковь?

Очень грустно, что приходится объяснять вещи, которые для каждого русского должны быть понятны как дважды два. Но, увы, мы не знаем свою историю. Не понимаем, как совершается подвиг…

Православие — это то, что сделало славянские племена русским народом. Народом действительно великим, народом-победителем, который не столько силой оружия, сколько силой своей веры и добра привлек к себе многие народы и приобрел огромную территорию. Который — единственный из народов Европы — сумел остановить и Наполеона, и Гитлера.

И агент Германии Ленин, и идеологи Гитлера, и госсекретарь США Генри Киссинджер прекрасно понимали, что русский народ силен духом, и чтобы победить и поработить его, надо сломить именно дух его. А для этого нужно тем или иным способом лишить русский народ Православия.

Почему же этого не понимают многие из теперешних русских? Да потому, что люди постепенно перестают быть людьми. Если человек озабочен только потреблением, ему и в голову не придет задуматься о том, мог бы он совершить подвиг, умереть за Родину или другого человека, или нет. И, задумавшись, понять, чего ему не хватает для подвига.

Развратник — не патриот. Взяточник — не воин. Наркоман вообще ни на что не годен. Чтобы совершить подвиг, нужны вера и любовь. Вера в бессмертие и любовь к другим людям. А и то, и другое в русских всегда воспитывало Православие — религия любви. Русский человек, русский воин всегда и был самым терпеливым и храбрым только потому, что был православным.

Другая вера давала храбрость другим народам. Турецким янычарам никак нельзя отказать в храбрости. Но храбрость русских, соединенная с добром, становилась такой силой, какую не могла пересилить никакая другая сила. Много ли таких случаев знает история, когда один народ, без всяких геополитических интересов сражался за другие народы? А русские, ведомые православным царем, вступили в войну с турками только ради освобождения братских балканских народов (болгаров, румын и сербов) и победили турецкую армию, которая состояла далеко не из слабаков. В русско-турецкой войне 1877-1878 гг. погибло около 250 тысяч русских солдат, но никто не говорил тогда, как говорят сейчас: «За что воюем? За что умирают наши мужья и сыновья?». Было понятие праведной войны, потому что было понятие о праведности. Сохранилось много воспоминаний о той войне, почитайте.

И гордые народы Северного Кавказа были покорены не столько силой русских, сколько их храбростью и добротой. Сильному и доброму подчиниться — не позор. А теперь русские потеряли то, что имели. И поэтому те же кавказцы относятся теперь к русским совсем по-другому, чем раньше.

Дело не только в воинских подвигах. Нас уничтожат и без войны. Чем слабее будет Русская Православная Церковь, тем больше будет абортов (то есть убийств), тем меньше будет семей и рожденных детей, тем больше будет пьянства, наркомании, подлости и трусости. Русский народ очень быстро сократится и численно и качественно. Нужно быть слепым, чтобы не видеть, как этот процесс распространяется уже сейчас, словно огонь по лесу, молниеносно пожирая русских.

Будет сильная Православная Церковь — будет сильная Россия. Не будет сильной Церкви — территорией бывшей России будут владеть другие народы. Оплевывание РПЦ в продажных газетках и блогах — экономически эффективный путь достижения этой цели: борзописцы (скорее всего, это те же самые иудеи и гомосексуалисты) и компьютерные боты стòят куда меньше, чем ракеты.

Кроме США и Европы, нашими геополитическими противниками являются Китай и мусульманские народы — от Кавказа до Средней Азии. И те, и другие хотят, чтобы эта земля принадлежала им, и успешно продвигаются к своей цели — первые с востока, вторые с запада и юга. Но китайцы пока не замечены в столь откровенной информационной войне с Русской Православной Церковью. А мусульмане еще только начинают гадить в колодец, из которого пьют. Так, в июле 2012 года в ЖЖ прославился один восточный человек, которого зачем-то пригласили фотографировать день рождения директора объединения «Софрино» Пархаева, каковое объединение выпускает огромное количество различной церковной утвари. Ничего компрометирующего Церковь он не снял (камеру-то лгать не заставишь), но хамскими комментариями к каждому фото создал необходимую ему атмосферу. В Европе мусульмане очень активны в борьбе с христианством, не приходится сомневаться, что очень скоро это ждет и нас.

КАКОВЫ ШАНСЫ НА УСПЕХ АНТИЦЕРКОВНОЙ ПРОПАГАНДЫ?

Если почитать комментарии к топовым сообщениям в LiveJournal.com и на некоторых других популярных площадках, складывается впечатление, что на десять, а то и двадцать ярых клеветников приходится всего один защитник Церкви. Можно ли сказать, что это соотношение — 20:1 — отражает реальное соотношение сил в обществе?

Конечно, нет.

Во-первых, число интернет-площадок, на которых врагами России проплачена активность клеветников, хотя и велико, но ограничено. Во-вторых, качество аудитории этих площадок очень низкое. Там очень высока доля интернет-зависимых людей, то есть людей с низким коэффициентом общественно-полезного действия. Образно говоря, это не те люди, которые оставят после себя великие добрые или злые дела, а те люди, которые оставят после себя сто килограммов виртуальной морковки, выращенной в сетевой игре «Ферма». И не так уж важно, за кого они были, пока растили свою морковку. Виртуальные люди, виртуальная жизнь, виртуальные убеждения.

Православные люди, во-первых, ценят время своей единственной земной жизни, им есть чем заняться в реальности, поэтому они реже зависают в интернет-пространстве, а во-вторых, они, как правило, понимают бессмысленность споров с клеветниками. Ну как можно всерьез обсуждать походя бросаемую фразу без всякой аргументации и смысла: «ЗАО РПЦ»? Грязь на воротах нельзя опровергнуть, ее можно только смыть. Но интернет так устроен, что там ее смыть нельзя, особенно при большом количестве оплаченных троллей. Наоборот, чем больше смоешь — тем больше намажут.

В реальности многое не так, как в интернете. Что-то в вагонах метро никто не ходит с антицерковными плакатами или разговорами. Во-первых, в реальности возразят, и убедительно. И, к тому же, будет четко видно, кто умнее и лучше понимает тему. Ведь православные читают книги. Во-вторых, там видно лицо. И того, кто против Церкви, и того, кто за. А лицо о многом говорит.

Главное препятствие глубокому проникновению яда в умы людей — их совесть. Человек может услышать и принять к сведению, запомнить любую ложь. Но потом случается какая-то драма в жизни — расставание, смерть близкого человека, авария, тяжелая болезнь. И человек ищет помощи, ищет ответа на свои вопросы. А душа-то у человека — христианка! Нигде, кроме Православия, человек не найдет полного утешения своей боли, полного ответа на свои вопросы. Дело куда убедительнее слов — и человек на практике убеждается в святости Православной Церкви и пустоте клеветы.

И все-таки нельзя полностью исключить возможность того, что усилиями платных и добровольных помощников врагов России зараза недоверия к Церкви распространится на миллионы пользователей интернета. Больно уж хорошо возделана почва для этих посевов. Культ потребительства, культ потакания страстям, который насаждается в нашей стране вот уже более 20 лет, породил огромное количество людей, порабощенных различными зависимостями. Это настолько благодатная почва для антицерковной клеветы, что всходы и плоды ненависти к Церкви непременно будут.

НУЖНА ЛИ ТЕБЕ ПРАВДА?

Жизнь — не развлечение, не игра. И чем ближе ее конец, чем очевиднее, что это серьезная штука и становится все обиднее за потерянное время, за потерянного себя. Отношение к Церкви — это не праздный, не периферийный аспект жизни для любого русского человека. Многие из нас относятся к околоцерковной шумихе как к одному из развлечений. Это как толстопузые болельщики с пивом сидят у телевизора, смотрят футбол и ругаются на стройных, мускулистых футболистов, что те медленно бегают и неточно бьют по воротам. Так люди, никогда не жившие духовной жизнью, судят о духовной жизни церковных людей.

А если бы этот толстопузый сам хоть иногда играл в футбол, он бы понимал, что не так просто долго бегать и точно забивать, меньше бы ругался на профессионалов. Так же и с Церковью — посмотри на себя, хотя бы немного позаботься о духовной гигиене своей жизни — и на Церковь посмотришь по-другому. Хотя бы начнешь понимать, что это такое, для чего она нужна и насколько успешно с этим справляется.

Если ты русский, заинтересуйся вопросом, что значит — русский, почитай историю. Узнай побольше о том, кто такие были и как жили Александр Невский, князь Довмонт Псковский, Дмитрий Донской, Федор Ушаков, Ослябя и Пересвет, Серафим Саровский. Может, расхочется оплевывать то, что сделало твоих дедов русскими, а твою страну — некогда великой.

Пойми, что без Русской Православной Церкви, ты — никто, сирота. Все живые, боеспособные народы помнят, кто они и чем отличаются от других — и евреи, и мусульманские народы. А ты теперь человек без роду и племени. Потребитель, который оставит после себя только мусор и новых потребителей, производителей мусора. Ты никому не нужен — даже самому себе, потому что ты все равно не поймешь, как использовать свою свободу, свою жизнь себе на пользу, а не во вред. Ни Родины у тебя нет, потому что ты оплевал то, что создало Родину русских, ни достойной цели в жизни, ни любви. Потому что без Бога любви и радости не бывает, а без Церкви нельзя придти к Богу.

© Otsy.ru

Купить и скачать: "Разобраться в себе. Как справиться с духовными проблемами" Дмитрий Семеник


Дмитрий Семеник
Дмитрий Семеник

Читать отзывы

Версия для печати



Смотрите также по этой теме:
Православные священники — мишень информационной войны (Психолог Михаил Хасьминский)
Подлинная причина нынешней антицерковной истерии (Из блога священника Константина Пархоменко)
Церковь для битья (Дмитрий Соколов-Митрич)
О машинах священников и новых савонаролах (Сергей Худиев)
Адвокат для батюшки (Наталья Смирнова, юрист)
Первое апреля круглый год (Андрей Золотов)
Церковь и интеллигенция (Александр Кабаков)
За что не любят Церковь (Игумен Нектарий (Морозов))
О плохих религиозных людях (Сергей Худиев)
А судьи кто? (Михаил Павлов)
Последние
вопросы и ответы
Я ничего не имею против православной веры, но она мне не близка. Я не хочу быть христианином в документе и с крестиком на полочке, так как не верю в эту религию.

AlexanderChen , возраст: 21 / 31.03.2016

Ответов: 2

Можно ли ходить в храм, участвовать в таинствах, не платя за это деньги?..

Александр , возраст: 25 / 08.03.2016

Ответов: 1

Как в структуре Православной Церкви могут быть такие люди как Игумен Тимофей и почему официально РПЦ не занимает жесткую позицию по таким прецедентам?

Александр , возраст: 32 / 31.12.2015

Ответов: 1



православные книги электронные

[христианские футболки

Самое важное

Лучшее новое

Грозные дни